Владимир Семашко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Ответы на вопросы
  • Славянский базар в Витебске — 2020
  • Сервис онлайн-бронирования отдыха в Беларуси VETLIVA
  • Export.by
  • Центр международных связей Министерства образования

Главная / Новости / Пресса о нас /

СОВЕТСКАЯ РОССИЯ: Пантеон славы спасенного отечества

28 августа 2014

Открытый в городе-герое Минске величественный Музей истории Отечественной войны стал в эти недели центром паломничества гостей белорусской столицы и самих минчан.

Над прозрачно-золотым куполом Музея истории Великой Отечественной войны в Минске бьется красный флаг Советского Союза. Его можно рассмотреть издалека. Как и от самого нового здания музея, виден обелиск «Минск — город-герой».

Обелиск, ставший одной из достопримечательностей белорусской столицы, построили в далеком уже 1985 году — к 40-летию Великой Победы. Спустя без малого три десятилетия, накануне 70-й годовщины освобождения Минска, в городе открылся обновленный Музей Великой Отечественной.

«Беларусь больше всех пострадала во время Великой Отечественной войны, героически сражалась с оккупантами — белорусы никогда не будут рабами! Замечательный музей, прекрасная современная экспозиция. Очень важно, чтобы молодежь приходила сюда и узнавала подлинную правду о своей истории».

Эту запись в книге почетных гостей музея 3 июля нынешнего года, когда Минск отмечал 70-летие своего освобождения от фашистов, а Беларусь — День Независимости, сделал один из первых посетителей — академик Жорес Иванович Алфёров. Ему, мальчишкой жившему в послевоенном Минске, конечно же, особенно важно, чтобы такая память сохранилась.

После многочисленных впечатляющих отзывов о музее захотелось увидеть его своими глазами, ознакомиться с экспозицией, поговорить с работниками, пообщаться с посетителями. Действительно ли память жива, востребована ли нынешними поколениями правда о героической истории нашей общей родины — Советского Союза?

И вот я в Минске, в музее истории Великой Отечественной войны, который проработал на новом месте уже почти полтора месяца. Или только полтора месяца? Ведь переезд в любом случае — дело непростое и ответственное. А уж когда речь идет о почти 150 тысячах единиц музейного фонда!.. Необходимо не только сохранить все это в целостности, но и развернуть обновленные экспозиции.

Но о первых результатах этих усилий уже можно судить. Несмотря на лето — обычно наиболее спокойный период для музея, — здесь сегодня настоящее паломничество.

— Мы понимали, что на первой неделе, сразу после открытия, народа будет много. Но не ожидали, что окажется столько желающих и потом! И гости отовсюду, и минчане. По выходным многочасовые очереди выстраиваются. Мы даже просили: «Дорогие минчане! Музей теперь будет всегда, вы еще успеете посмотреть — приходите попозже». Куда там! Поток людей не уменьшается, — говорит директор музея, генерал-майор запаса Николай Витальевич Скобелев.

И действительно, несмотря на будний день, залы музея полны, причем многие пришли семьями, с детьми.

История обновленного музея началась четыре года назад. 24апреля 2010 года во время субботника Президент Беларуси Александр Лукашенко вместе с Героем Советского Союза Иваном Кустовым, председателем Белорусского общественного объединения ветеранов Анатолием Новиковым и главой минской городской ветеранской организации Анатолием Адоньевым заложили капсулу с посланием потомкам в основу фундамента. Есть в этом послании такие слова: «Пусть же новое здание музея станет не только архитектурным украшением столицы, но и зримым воплощением памяти и вечной благодарности героям-освободителям. Пусть новые поколения сохранят и приумножат традиции патриотизма, мужества и гуманизма, завещанные победителями».

И вот за четыре года музей построен: от символического элемента фундамента с капсулой до грандиозного сооружения. Безусловно, проект этот был государственного уровня и, что называется, курировался непосредственно президентом. Его монументальное воплощение было поручено выдающемуся архитектору Виктору Крамаренко, который построил и здание Национальной библиотеки Республики Беларусь. «Минский алмаз», как называют библиотеку из-за ее необычной формы, уже стал неотъемлемым символом современной Беларуси. А ведь как раз такие символы и говорят о политике государства — не «бизнес-центр», не очередной небоскреб-кукурузина, как принято нынче, например, в России. Нет, новейшая и оборудованная по последнему слову техники библиотека, столь же современный музей Великой Отечественной войны.

Дорогой войны (так называется и самый большой экспозиционной зал музея) нас ведет главный хранитель фондов Светлана Александровна Потупчик. Она же рассказывает о самом музее, новых возможностях и планах на будущее. Два месяца ударного труда сотрудников музея, которые не просто перевезли музей на новое место, но выстроили новую экспозицию десяти залов, — это своего рода профессиональный подвиг.

Причем, как поясняет Светлана Александровна, созданы и совершенно новые экспозиции. Так, первый зал посвящен кануну Второй мировой войны, ее причинам, а также довоенной Беларуси. Вторая новая для музея тема — восстановление народного хозяйства страны. Еще одно новшество — материалы о судах над военными преступниками, проходивших после войны в Беларуси.

Появился также зал «Наследники Великой Победы». Музей всегда тесно сотрудничал с силовыми структурами. Ведь подготовка офицеров, служащих МВД, пограничников связана с традицией прошлых поколений. Военным очень хотелось, чтобы в музее был зал, где можно проводить занятия по истории войны, чтобы курсанты понимали, откуда они родом. В зале отражаются и все вооруженные конфликты, случившиеся после Великой Отечественной, в которых принимали участие белорусы. Значительная часть экспозиции посвящена Афганистану.

Что ж, нынешние музейщики оказались достойными продолжателями дела своих предшественников, поскольку учреждение это уникальное с момента своего основания. Решение о создании музея истории борьбы белорусского народа с немецко-фашистскими оккупантами было принято 30 сентября 1943 года, за несколько месяцев до освобождения Минска. А первых посетителей музей принял 22 октября 1944-го, когда война еще не окончилась, в одном из немногих уцелевших зданий Минска — Доме профсоюзов.

А мы отправляемся по десяти экспозиционным залам музея современного, но крепко хранящего преемственность.

В зал «Мир накануне войны» проходим через символические ворота Брестской крепости — уже такие, какими знаем их после легендарной защиты крепости-героя. Оплавленный кирпич, надписи «Умираю, но не сдаюсь», прощай, Родина». Но пока небо над Брестом еще мирное. Довоенный Минск, который теперь существует только на старых фотографиях, приметы тогдашнего быта и труда. А рядом — стенды, посвященные белорусам — участником борьбы с фашистами в Испании… Так что порохом уже пахнет. Особенно интересны экспонаты о воссоединении с Западной Беларусью, о Белорусском военном округе. Здесь же на специальном экране можно посмотреть историческую кинохронику о мирной жизни Белоруссии до 22 июня 1941 года.

На «Дороге войны», которая ярусами проходит через весь музей, можно изучить боевую коллекционную технику и целые сюжеты, связанные с самыми разными эпизодами боевых действий.

1941 год, 45-миллиметровая пушка. Колеса — от обыкновенной телеги. Их установили партизаны, когда обнаружили поврежденное орудие. И провоевала партизанская пушечка всю войну. А 16 июля 1944 года прошла торжественным парадом по только что освобожденному Минску. Затем партизаны передали ее в создававшийся музей. Так что она — один из первых и бессменных экспонатов уже семь десятков лет.

А вот настоящая полуторка — грузовик ГАЗ-АА, рядом скульптурное изображение бойца в форме красноармейца. Это колхозник из Витебской области Павел Михайлов. Перед войной автомобиль был приобретен колхозом, где он работал, а с началом боевых действий водителя Михайлова вместе с грузовиком призвали на фронт. На этой полуторке он по Дороге жизни возил в блокадный Ленинград продукты и вывозил оттуда детей. Дошел Павел Михайлов на своем грузовичке до Берлина. А когда война окончилась, командование подарило ему машину за добросовестное отношение к технике. Он приехал на ней домой, в родной колхоз. Первое время грузовик был единственным в районе. Михайлов работал на нем до самой пенсии, а в 80-е годы завещал родным передать машину в музей.

Еще одна сцена: советский танк таранит немецкий Т-3 (эту машину лет пять назад нашли в белорусском болоте и отреставрировали). Именно такой танк 26 июня 1941 года таранили и уничтожили три брата, парни из гомельской деревеньки Гордуны — Елисей, Константин и Минай Кричевцовы. До войны они хотели стать музыкантами (Минай даже учился в Минской консерватории). А стали героическим танковым экипажем. Их подвигу и посвящена композиция.

Зал «Оборонительные бои» посвящен первым дням войны — Брестской крепости и пограничным заставам. Здесь классические витрины с музейными экспонатами. Среди них гимнастерка лейтенанта Наганова, в которой был залитый кровью комсомольский билет, они найдены во время раскопок 1949 года.

А для современного восприятия — экран, на котором можно посмотреть разыгранные участниками исторических реконструкций сцены обороны крепости. По словам нашего экскурсовода, посетителей, особенно детей, такая форма подачи очень привлекает. К тому же позволяет рассказать и показать намного больше, чем традиционная.

Самые трагические залы — рассказывающие о страшных днях оккупации. Сожженные белорусские деревни. Вход в зал — через пламя. Это, как говорится, спецэффект. Но мальчик лет 10 останавливается, прежде чем шагнуть дальше. А каково было его сверстникам тех страшных военных лет, шагавшим в огонь настоящий? Вспыхивающие и гаснущие названия уничтоженных деревень. Символом этой трагедии стала Хатынь. Но Хатынь была не единственной. Более 900 деревень уничтожили фашисты и их пособники, 192 из них — вместе с жителями. Для изучения темы особенно полезна оцифрованная «Сожженная книга». Прямо с экрана можно получить сведения о каждой уничтоженной деревне, посмотреть документы, ей посвященные.

Оцифрована и выложена в открытый музейный доступ и книга, где собрана информация о красноармейцах, погибших в концентрационных лагерях Беларуси. Посетители музея листают электронные страницы — кто-то из интереса к истории. А кто-то до сих пор ищет своих.

Одна из самых впечатляющих композиций посвящена партизанскому движению. Настоящий партизанский фронт в тылу врага начал действовать с первых дней оккупации. Недаром организаторы отряда «Красный октябрь» Тихон Бумажков и Федор Павловский стали первыми партизанами — героями Советского Союза еще в августе 1941-го. Но не только документы представлены в музее — воссоздана настоящая партизанская стоянка. Госпиталь, типография, штаб… Неудивительно, что этот зал едва ли не самый посещаемый.

Еще одна экспозиция. Город — оккупированный, но не сдавшийся. Квартира минских борцов-антифашистов. Подлинный стол, на котором в доме подпольщицы Яковенко напечатали один из первых выпусков коммунистической газеты «Звезда», типографский валик, которым газету «откатали». Ковер с пулевой пробоиной. Пробоина появилась в ночь на 7 ноября 1943 года, когда гитлеровцам удалось выследить штаб подпольной организации «Андрюша» на улице Могилёвской. Эту организацию в 1941 году создал и возглавил 18-летний Николай Кедышко. Вскоре она стала одной из самых крупных в Минске. Во время той перестрелки с фашистами Кедышко погиб.

Алексей Васильевич Коротеев, специально приехавший в музей из Москвы, особенно внимательно изучает стенды, посвященные операции по уничтожению гауляйтера Беларуси Вильгельма Кубе. Одна из подпольщиц, участвовавшая в этой сложнейшей и рискованной акции, — его мать Надежда Викторовна Троян. Герой Советского Союза, врач, ученый. Но это все потом, после Победы. А тогда — 22-летня студентка Надя…

Мы поднимемся по «Дороге войны» дальше — 1943-й, 1944-й. Музейные экспонаты рассказывают о грандиозной операции по освобождению белорусской земли «Багратион». Командующие фронтами маршалы Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Иван Баграмян. Все они в свое время были гостями музея и сделали ему бесценные подарки.

Но появлялись экспонаты, и самые неожиданные. Вот гаубица гвардии старшего сержанта, командира огневого взвода Ивана Елисеевича Самбука. Он прошел со своим расчетом и именно этой гаубицей боевой путь от Москвы 1941-го до Праги 1945 года. По музейной легенде, Самбук сообщил, что после войны ему гаубицу «подарили». Так ли, нет, но она и впрямь находилась в расположении части, рядом с которой герой проживал в Минске. Ну, а потом Самбук подарил ее музею.

Изучаем педагогическую станцию, оборудованную для школьников, в том числе и современными технологиями. Здесь, например, можно собирать из «электронных пазлов» модели оружия, военные карты. До уроков и прочих образовательных проектов дело пока не дошло — начало учебного года впереди. Но станция уже пользуется огромной популярностью.

— У нас каждая семья так или иначе связана с войной. Начинаешь разговаривать с человеком — и вдруг выходишь на такой комплекс материалов. Недавно осуществили интересный проект «Семейный альбом». Кинули клич в интернете, чтобы люди рассказывали истории своей семьи, связанные с войной. Так и получилось создать новый зал, который вмещает в себя не только тему героического труда по восстановлению народного хозяйства, но и повседневную жизнь человека в те годы, — продолжает рассказ Светлана Александровна.

Мы поднимаемся к самому куполу, в зал Победы. На стенах — имена героев, названия фронтов и соединений, освобождавших Беларусь. А через прозрачные проемы виден Минск — нынешний, мирный, прекрасный.

«Когда мы проектировали музей, то решали сложную задачу — отразить одновременно идею триумфа победы и трагедию, которую пережил наш народ. Главный фасад выполнен в мажорных тонах, он — как лучи салюта, а противоположная сторона здания напоминает о тяжести борьбы. Много споров вызвал стеклянный купол, напоминающий купол Рейхстага, на котором взвился советский флаг в 1945 году, но ветераны поддержали нас», — рассказывал о своем замысле архитектор Крамаренко в одном из интервью. Здание состоит из 4 блоков, символизирующих 4 года войны. Фасад, по словам архитектора, выполнен из стали — материала военного лихолетья, и золотистого стекла, как бы отражающего блеск орденов и медалей победителей.

На строительство музея жертвовали свои средства белорусские граждане. Так, 90-летняя пенсионерка, ветеран войны и труда Мария Сазоненкова из Гомеля, узнав, что в старом музее не хватает площадей для экспозиции, передала на строительство 17 миллионов белорусских рублей (более 5 тысяч долларов). «Я хочу, чтобы школьников водили в этот музей, чтобы нового здания хватило для всех экспонатов, чтобы люди всегда помнили о войне. Пусть у нынешних детей воспитывают такой патриотизм, какой он был у нас, когда народ защищал свою Родину», — объясняла она свое дарственное решение.

Но, конечно, такие грандиозные проекты возможно осуществить лишь как государственные. А для этого должна быть соответствующая воля и политика руководства страны. Причем последовательная политика, а не красивые речи, привычно повторяемые по большим праздникам и юбилейным датам.

«Мы можем, гордо подняв голову, смотреть любому порядочному человеку в глаза. У нас не линчевали, не колотили участников Великой Отечественной войны. Мы их берегли, поддерживали и сейчас поддерживаем, их немного осталось. Мы не уничтожили ни один памятник, наоборот, создавали и создаем: ко Дню независимости откроем новый музей Великой Отечественной войны. Уже в мире никто этим не занимается», — эти слова накануне 9 Мая нынешнего года произнес Президент Лукашенко.

Можно только порадоваться за Беларусь и белорусов и с грустью согласиться — увы, действительно, таких проектов нигде больше не осуществляется.

На белорусской земле сражалось более 370 тысяч партизан 70 национальностей. Всех их Беларусь считает своими сынами, защитниками, героями, всех помнит.

Железнодорожник Тенгиз Шавгулидзе, член партизанской бригады имени Льва Доватора, стал потрясающим мастером-оружейником, наладившим выпуск самодельного оружия. А «клин Шавгулидзе» — приспособление для рельсовой войны — оказался вообще незаменимым. К слову, именно такое самодельное вооружение белорусских партизан послужило в 1944 году началом музейной коллекции. Эта единственная в мире коллекция широко представлена в музее.

Сын узбекского народа — командир отделения 193-й Краснознаменной стрелковой дивизии сержант Ташмамат Джумбаев был удостоен звания Героя Советского Союз за бои на Лоевском плацдарме. Имя Джумбаева, как и других Героев Советского Союза, получивших это звание за борьбу с фашистами на территории Беларуси, увековечено в Зале Победы.

Одним из организаторов и лидеров Минского антифашистского подполья стал литовец Станислав Ваупшасов.

В музейных фондах хранится письмо 33-летнего уроженца Николаевской области Виктора Веденко, командира роты, погибшего в боях за освобождение станции Оболь Витебской области: «Наташенька! Меня бы ты совсем не узнала… Ранен семь раз, но еще креплюсь, на силы свои надеюсь и докажу, что я верный сын своей Родины… Хотя сам я украинец, мое сердце наполнено любовью, уважением к белорусскому народу. Я буду защищать Советскую Беларусь до последнего вздоха».

26 июня 1944-го вверенная лейтенанту Веденко стрелковая рота овладела станцией и отразила пять контратак неприятеля. За этот подвиг Веденко посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Сегодня власти Украины постоянно славят героев, но «герои» у них те, с кем не на жизнь, а на смерть воевал лейтенант Веденко. Предатели Украины, лживо называющие себя патриотами, увековечивают память нацистских пособников Бандеры и Шухевича. А тех граждан страны, кто не желает отказываться от своих героических предков, от нашей советской истории, уничтожают из всех видов тяжелого вооружения.

Так что в проектах на Украине другие музеи. Там по примеру Прибалтики и Грузии намерены организовать «музей оккупации». «Оккупанты», — конечно же, те, кто строил Советскую Украину, освобождал ее от захватчиков, восстанавливал из руин, сделал одной из самых процветающих советских республик.

Украинская рана в эти месяцы, наверное, в сердце каждого. А каково следить за военными сводками с Донбасса директору музея, генералу Скобелеву — выпускнику Киевского высшего общевойскового командного училища? В Киеве и друзья — однокашники по училищу, ныне офицеры украинской армии. Еще совсем недавно у нас была одна страна, все мы были соотечественниками и братьями, ныне авиация, артиллерия, танки бьют по своим же городам…

В Грузии и Литве запрещена советская символика — и то самое Красное Знамя, под которым воевали Ваупшасов и Шавгулидзе, которое развивается ныне над минским музеем Великой Отечественной. Невозможно без боли и ужаса вспоминать, как пять лет назад по распоряжению Саакашвили в Кутаиси по-фашистски взорвали Мемориал Воинской славы.

В Узбекистане советскую символику уничтожают вроде бы без шума, но столь же последовательно. Так, в 2009 году в парке Боевой славы в Ташкенте снесли монументы, установленные в честь 30-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. День Победы переименовали в невнятный «День памяти и почестей».

Можно успокаивать себя, что в России-де такого нет. Вот и Владимир Путин принял участие в открытии минского музея Великой Отечественной. Но и новых учреждений — с одной стороны, рожденных потребностями нынешнего дня, а с другой, сохранивших все самое важное о нашей истории, не появляется. Во время ежегодного Парада Победы Мавзолей Ленина привычно прикрывают фанерой. Волгограду разрешили носить его легендарное имя Сталинград лишь три дня в году. А как раз накануне годовщины Сталинградской битвы вообще случился скандал. Тогда, напомним, городские власти решили провести ребрендинг — выбрать для Волгограда другой символ — памятник Родине-матери на Мамаевом кургане, по их мнению, «устарел» и «не привлекает туристов».

В Беларуси, где чтят историю и думают о будущем, представить такого невозможно. Наверное, потому жизнь здесь другая — и маяк красного флага над музеем, ко всему прочему, привлекает тысячи туристов и посетителей.

На мой вопрос, не труднее ли стало работать с современными детьми, от которых Великая Отечественная уже очень далека, Светлана Потупчик ответила так:

— Нет, не труднее. Может, потому, что страна у нас маленькая, может, потому, что наш народ так пострадал во время войны, но память о ней заложена, наверное, на генном уровне. Связь между поколениями очень крепка.

Что ж, так оно и есть. Но мало одной генетической памяти. Как показывает опыт, ее предательскими усилиями можно вытравить, превратить миллионы человек в манкуртов, не помнящих родства.

Екатерина Польгуева

ИСТОЧНИК: http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=597631