Владимир Семашко

Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Российской Федерации

  • Президент Республики Беларусь
  • Правительство Беларуси
  • Министерство иностранных дел Беларуси
  • Совет Республики
  • Палата представителей
  • Ответы на вопросы
  • Славянский базар в Витебске — 2020
  • Сервис онлайн-бронирования отдыха в Беларуси VETLIVA
  • Export.by
  • Центр международных связей Министерства образования

Главная / Новости /

Послание Президента Беларуси А.Лукашенко белорусскому народу и Национальному собранию (часть 2)

23 апреля 2014

Уважаемые товарищи!

Все те факты, о которых я только что сказал, прямо указывают на очень тревожную тенденцию. В нашем государственном аппарате, среди директората все больше распространяется опасная атмосфера апатии и безразличия.

Недавно вскрытые нами факты на ряде предприятий прямо об этом говорят. Инициативы практически нет, да и огня в глазах этих руководителей тоже не видно, многим на все наплевать, о живом деле думают гораздо меньше, чем об отчетах!

Соответственно и результаты в экономике пока нас не удовлетворяют.

При этом, уважаемые друзья, вы, наверное, заметили, что я все больше и больше начинаю на месте принимать жесточайшее решение по руководителям предприятий. И я сегодня абсолютно убежден, что тут еще большую роль играет очковтирательство снизу доверху. Все рассчитывают на что? Премьер-министру наплевать на эти вопросы, Главе Администрации Президента и всей Администрации — тоже не очень (не крайние же), министрам — тем более, лишь бы красиво отчитаться и где-то проскочить мимо Президента. Вы видите, что я все чаще и чаще их приглашаю к себе с отчетами по провальным вопросам. Они посылают на предприятия своих работников аппарата, заместителей. С директором одно обсуждение: допустим, на БелАЗ. Слушай, как показать сокращение складов? Куда спрятать машину? Как ее оформить так, этак, а потом вернуть в производство или куда-то спрятать за пределами, показать, что ее на территории нет, или куда-то вообще с глаз долой вывезти? Этим занимаются министр и заместители… Это что, нормально?

Недавно я приводил пример, в третий раз об этом говорю, мне Премьер и отдельные члены Правительства говорят о том, что у нас боятся проявить инициативу, потому что вдруг не так. Ну ладно, я прошелся как директор бывший по рабочему дню директора, задавая вопрос: ну где мы кого сковали, какую инициативу? Вот едет на работу, работает, проводит планерки, производством занимается, производит трактор, продает его, деньги поступают и так далее — где кто вмешался и помешал работать? Оказывается, мы выявили вместе с заявителями, тем же Премьером и подчиненными, что мешаем только в одном — красть и бездельничать. Вот и вся проблема. Надо и здесь руки развязать, чтобы могли еще больше воровать, чтоб вообще ни черта не делали, а еще лучше — довели до банкротства предприятие, как это часто случалось в былые времена. Приходит госаппарат, читай — к Президенту: «Слушайте, надо срочно акционировать и приватизировать предприятие». И для чего, кому приватизировать? Прежде всего — бездельникам, которые развалили это предприятие. Читай: умышленно или не умышленно… разница небольшая. Так кто «душит» руководителей нормально работать?

Ладно это, я только что говорил о модернизации, я потом скажу, по-моему, около 20 миллиардов долларов за эту пятилетку мы затратили на модернизацию. Уже в полтора раза больше, чем в прошлую! Так? Так. Закупили оборудование. Где-то я брал на себя ответственность, подписывая эти закупки, чтобы не боялись инициативу проявлять. Привезли. Ну так модернизируй предприятие, устанавливай это оборудование! Какая тебе еще нужна инициатива?! То же самое было на последнем посещаемом предприятии — льнозаводе, где Русый (заместитель Премьер-министра) должен был с Мясниковичем в 2012 году к сентябрю новое предприятие запустить. А они до сих пор там ковыряются! Кто мешал? Чего вы ждали?

Поэтому нечего сегодня прикрываться каким-то страхом, что инициативы не хватает! Все боятся, частники тоже боятся, и боятся еще больше, чем государственные директора. Боятся потому, что они вложили свои деньги или у кого-то взяли, а не дай бог прогоришь. Хорошо, если свои сгорят деньги, как они часто говорят: как пришло — так и ушло. А если чужие деньги занял и прогорел? Это что, это пуля в лоб?

У меня на столе доклад о социально-экономическом развитии за первый квартал нынешнего года. Вы знаете почему. Я заставил Правительство положить мне на стол итоги по нарастающей, как будем работать: первый квартал — решение основных вопросов, второй, третий, четвертый. Потому что у нас так получалось: наметили на будущий год показатели, год проработали, подсчитали — прослезились, и поздно с кого-то спрашивать.

Проработали первый квартал — пока не плачет Правительство, я вижу, — 100,5 процента, уже в средствах массовой информации появилось, рост по ВВП. Но не забывайте, что ВВП — это только один показатель, по которому идет контроль. И не забывайте, что мы знаем, откуда этот показатель. Если там «Беларуськалий» немножко зашевелился и заработал, какую-то турбину Семашко (первый заместитель Премьер-министра) подкинул вам на триллион (как мне Зиновский (председатель Национального статистического комитета) докладывает: которую в прошлом году построили, а вы сегодня в зачет ввели и так далее). Но я не утверждаю, мы в этом разберемся, потому что это еще одна информация из одного источника, а вы же всегда говорите, что Зиновский — враг, потому что он уже не подчинен Правительству, а напрямую Президенту. Поэтому мы перепроверим.

Но, если вы таким образом решили выполнять ВВП, ну, ребята, тогда нам не по пути.

Прежде всего, я уже сказал, за счет чего мы достигли этих результатов, но старые болячки экономики никуда не делись. И мы их видим.

Судите сами. Должны были снизить уровень запасов готовой продукции на складах промпредприятий до 76 процентов среднемесячного производства. А на самом деле — уже 80. Пошли на рекорд.

Речь ведь не просто о цифрах. На складах лежит продукции почти на 34 триллиона рублей! Кто ее будет продавать, кто вернет деньги в оборот? Это же почти 4 миллиарда долларов! Так, а чего мы хотим и просим с протянутой рукой кредиты? Чего мы просим? У нас на складах 4 миллиарда!

Есть реальные заказы, конкретные платежеспособные покупатели — производи продукт. Нет — брось все силы и ресурсы, но найди рынок сбыта.

Должны были увеличить производительность труда — снизили. Обязывались наращивать экспорт, а по факту упали на 7 процентов.

Ключевой вопрос — энергоемкость ВВП. Планировали снижение, а на деле наращиваем.

А что в региональном разрезе?

Если Гомельская, Гродненская и Брестская области, а также город Минск достигли квартальных значений роста валового регионального продукта, то в Витебской, Минской и Могилевской областях эти задания провалены.

Да, нам нужно думать о стратегии нашего будущего развития, решать системные вопросы, об этом я еще буду говорить, но стратегия не снимает с Правительства задачи решения острых проблем сегодняшнего дня. Каждый день страна живет — мы должны платить людям зарплату, пенсию, продолжать модернизацию. Склады надо разгружать здесь и сейчас, сегодня (а точнее, еще вчера!).

Да, плохо, что работаем мы по-прежнему в ручном режиме. Еще хуже, что эти вопросы приходится взваливать на себя всё больше и больше Президенту. Но никакого другого выхода просто нет. И никому — подчеркиваю, никому — не удастся уйти от этой работы и от ответственности за ее выполнение.

Сегодня я сознательно не буду углубляться в эту тему. Все эти вопросы станут предметом детального рассмотрения на совещании у Президента по итогам первого квартала, где будет дана принципиальная оценка работе Правительства, Национального банка и губернаторов.

Не раз я говорил: экономика — в основе всего.

И вы знаете, вокруг нас очень много страшилок, и всe это стекается и концентрируется, как в фокусе, на кого вы думали — на Президента. Что мне только не говорят… Что в Парламенте засели враги во главе с Попковым (А. А. Попков — депутат Палаты представителей), говорю про Попкова, потому что свой человек, не обидится; чтобы понимали, что до абсурда доходит, что силовики задумали какую-то страшную аферу, что Россия сосредоточила танки у наших границ, перепутав с украинскими, что посол Суриков (Посол РФ в Беларуси) готовится в президенты Беларуси. И все это под фанфары НАТО, Запада и так далее… Что только не говорят!..

Я понимаю только одно: никто не перевернет нашу страну, если мы сами этого не сделаем. И в основе всего этого переворота лежит только один вопрос — экономика. Будут работать предприятия — нам не страшен никакой враг, никакие танки, никакие самолеты! Все ведь начинается изнутри. Как бы мы не костыляли Украину, НАТО, Запад… Они там, конечно же, заварили заварушку, не подумав о перспективах. Во что это выльется. Но давайте будем честны: что, американцы и Запад такие идиоты и дураки? Да, как и все, они борются за влияние, за свои интересы и так далее, понимая это по-своему. Они ведь пришли и посоветовали там, где для этого созрели условия, почва.

Я уже говорил, что основа всех украинских и прочих событий, в том числе «арабской весны», состоит в том, что в результате страшной коррупции и поборов до нищеты довели людей и положили экономику. Вот в чем причина всех последних подобных мероприятий. И дело здесь не в американцах. Американцы же и у нас советовали до 2010 года, в 2010 году. Но, наверное, не так, как в Украине, потому что мы держим под контролем эти НПО и «пятую колонну». Но самое главное, что ведь тот же Запад видел и понимал: да, Лукашенко плохой. Он для них неприемлем и вряд ли когда-то будет приемлем. Я это четко представляю. Но они дают себе отчет, что сегодня не время, сегодня Беларусь не перевернешь. Я все эти опусы их читаю. Пусть дипломаты это слышат.

Они понимают, что сегодня Беларусь — это не Украина. И нечего здесь переворачивать. Так дело в ком, в американцах, в НАТО, в россиянах? Или в ком-то? В нас самих!

Поэтому давайте работать. Давайте будем восстанавливать нашу экономику, по самым высоким стандартам платить людям зарплату, пенсии и пособия. И тогда мы будем стабильны всегда!

Поэтому главный вопрос — это вопрос экономики, вопрос нашей жизни, а не какие-то враги, сосредоточившиеся внутри государства и за его пределами.

Здоровая и сильная экономика — это гарантия независимости страны и фундамент ее процветания.

Поэтому сейчас нам есть смысл вместе поразмышлять о нашей дальнейшей экономической стратегии.

Позволю себе небольшой экскурс в историю.

В свое время мы начинали вместе с вами строить национальную экономику на обломках советской.

Не будем обсуждать сегодня, плоха или хороша была советская модель. Гораздо важнее то, что она принципиально отличалась от так называемых рыночных моделей. СССР рухнул в одночасье — никто не ожидал столь стремительного падения колоссальной сверхдержавы.

К свободному рынку никто не был готов — ни привыкшие к госплану управленцы, ни привыкшие к опеке государства граждане.

Что нам было делать? Бросаться в омут с головой? Некоторые страны так и поступили. Итог известен — падение экономики, чудовищная коррупция, бандитская приватизация, жестокая ломка всех социальных устоев, катком проехавшая по судьбам миллионов людей.

Мне могут возразить: а как же опыт тех европейских стран, которые после нескольких лет «шоковой терапии» показали «впечатляющие», даже в кавычки я взял, темпы экономического роста?

Да, действительно, у некоторых получилось, но они, во-первых, объективно были подготовлены к рынку лучше. Возьмите Польшу, нашу соседку, не надо далеко ходить. Даже при коммунистах у них были фермерство, мелкий бизнес, частная торговля, то неудивительно, что и переходить на рыночные рельсы ей было значительно проще.

Но при этом не забывайте, что у нашей соседки, наших друзей, сегодня, наверное, более 200 миллиардов внешнего долга. Более 200 млрд. долларов! И не забывайте, чьи интересы представляет Республика Польша, бывшая Польская Народная Республика, в Европе. И кто их поддерживает. И кто дает деньги. Вы тоже об этом не забывайте.

И это при том, что, даже несмотря на последующий экономический рост, и в Восточной Европе многие миллионы людей оказались недовольны результатом реформ.

Что уж говорить о нашей стране, которая была, если можно так выразиться, «насквозь советской». У нас не было ни опыта рыночных отношений, как в той же Польше, ни природных ресурсов, как в России.

И в то же время вы помните, что Россия и Беларусь — это две республики в Союзе, которые были недотационными. Мы жили за свой счет. Мы отдавали все. Приведу один только пример. Мы выкачивали все. Ради звездочки на лацкане, ради чего-то. Ну кто нас тогда в шею гнал качать из недр нашей страны по девять с лишним миллионов тонн нефти ежегодно?! Зачем? Хватало нефти! Мы строили целые города в Российской Федерации, целые города, вы их знаете. Я там был. Поэтому и говорю: видел эти города. Всe было нормально, нет — выкачали… И что? Сегодня, кувыркаясь, чуть больше полутора миллионов тонн только можем. А если бы у нас сегодня были те наши 9 млн. тонн? Мы бы кому-то кланялись, при нашей внутренней потребности менее 7 миллионов? Мы бы жили, никому не кланяясь, и жили бы превосходно. Но такими мы были — советскими добрыми, порядочными, жили и думали, что так будет всегда. Кто тогда думал о распаде Советского Союза, о развале этой страны?! Мы же были, еще раз повторяю, самыми-самыми советскими.

Поэтому выбор нашей модели в 90-е годы был не ошибкой. Я бы сказал — и не достижением. Это был единственно возможный выход в тех условиях — выход, продиктованный жизнью и здравым смыслом.

Заслуга власти и мудрость народа состояли в том, что мы не позволили увлечь себя теориями — правильными применительно к Западу, но тупиковыми применительно к нашей зарождающейся национальной экономике.

С той поры прошло более 20 лет. Изменился мир, мы сами стали другими. Мы многому научились и хорошо усвоили, как жестока глобальная экономика. Она не прощает тех, кто вовремя не замечает изменений и вслед за ними не изменяется сам.

Поэтому сегодня назрела пора совершенствовать экономическую политику страны спокойно, эволюционно, но твердо, без затяжек и излишних колебаний.

Это не означает, что мы отказываемся от базовых государственных приоритетов: экспорта, жилья, продовольствия, других. Будем продолжать начатое. Модернизировать промышленность, развивать сельское хозяйство, медицину, всячески поддерживать инновации. Но сейчас настало время сделать новые акценты.

В наших условиях необходимо сосредоточить внимание на трех следующих базовых направлениях, а может быть, и больше, но пока на трех:

во-первых, развитие внутреннего рынка. Как бы кому-то это ни показалось странным, но развитие внутреннего рынка;

во-вторых, совершенствование системы управления экономикой;

в-третьих, всемерное развитие и поддержка конкуренции.


О развитии внутреннего рынка

Развитие его — это, если хотите, стержневая идея нашего экономического курса на предстоящие годы.

Мы иногда не без гордости говорим про себя: у нас одна из самых открытых экономик в мире. Внешнеторговый оборот более чем в полтора раза превышает валовой внутренний продукт. Но, честно говоря, непонятно, чему тут радоваться! Это же огромная зависимость от состояния внешних рынков.

Мы начали делать ставку на экспорт. И это абсолютно естественно. В начале девяностых наши граждане мало что могли себе позволить — попросту говоря, не было денег. Внутренний рынок был крайне мал, беден и слаб. И основные деньги можно было заработать только на внешних рынках.

С той поры положение дел сильно изменилось.

Во-первых, уровень доходов наших людей вырос, и вырос многократно. На внутреннем рынке сегодня можно заработать, причем неплохо.

Во-вторых, вместе с доходами выросли и потребности наших людей, и их требования к качеству жизни. Одновременно и весь мир сделал огромный рывок в развитии — появились десятки и сотни новых продуктов и услуг.

В-третьих, резко ужесточилась конкуренция на мировых рынках. Причин здесь немало: и финансовый кризис, и все большая открытость рынков, вступление в конкурентную борьбу новых игроков, прежде всего из Азии.

Все эти обстоятельства ясно показывают нам: пора повернуться лицом к внутреннему рынку. Сложности на рынках внешних мы можем компенсировать, расширяя рынок внутренний. Нельзя отдавать внутренний рынок иностранцам.

Вот в чём смысл этих рассуждений.

Более того, за него уже надо бороться, потому что и здесь нас могут вытеснить конкуренты.

Причем ставку надо делать не только на производство товаров, но и на оказание услуг.

Здесь нет никакой фантастики и заоблачных теорий. Это магистральный путь, по которому движутся все развитые страны. Наиболее передовые из них, прежде всего Штаты, уже перешли от индустриальной экономики к «экономике знаний и услуг».

В валовом внутреннем продукте США услуги составляют более 80 процентов. И это при том, что Америка по-прежнему остается индустриальным, сырьевым гигантом, выходя на лидирующие позиции по добыче нефти и газа, и крупнейшим в мире производителем многих видов сельхозпродукции. Тем не менее, все традиционные секторы экономики Соединенных Штатов, вместе взятые, составляют менее 20 процентов валового внутреннего продукта Америки.

Китай долгие годы был подлинной фабрикой мира. Но сегодня китайская компартия в своих программных документах поставила стратегическую задачу: строительство «экономики знаний и услуг», ускоренный переход от экспорта к развитию внутреннего рынка.

Когда-то именно экспорт сотворил китайское экономическое чудо. Но мировой кризис научил Китай — нельзя быть слишком зависимыми от капризных и непредсказуемых внешних рынков. Необходимо развивать свой внутренний рынок, делая ставку на рост услуг и внутреннего потребления.

Многие сейчас очень простенько отреагируют на сказанное и скажут: ну слушайте, 10 миллионов в Беларуси, а полтора миллиарда в Китае (внутренний рынок). Вот и всё. Так у них много народа — им много и надо. А у нас всего лишь 10 миллионов. По сравнению не только с Китаем, но и с другими странами — всего ничего. Так нам меньше надо для того, чтобы обеспечить нормальную жизнь наших людей. Это главная наша задача.

Поэтому внутренний рынок и 10 миллионов — это немало. Давайте обеспечим! Давайте перестанем, я часто об этом говорю, завозить сюда зубочистки и прочее.

Точно такие же выводы и уроки необходимо сделать и нам. Тотальная зависимость от внешних рынков — это угроза и экономике, и, если хотите, суверенитету страны.

Поэтому развитие внутреннего рынка, строительство «экономики услуг» должно стать стержнем нашей новой экономической политики на ближайшие годы.

И услуги, в том числе для приезжающих, для внешних, прибывающих извне гостей, для нас архиважно.

Недавно мы с председателем наших профсоюзов обсуждали: сегодня нет ни одного санатория, базы отдыха, профилактория у профсоюзов, равно, наверное, как и на госпредприятиях, которые бы нормально не существовали. Почему? Потому что шевелиться начали, во-первых. Во-вторых, вовремя все подсуетились. Россияне, огромная богатая страна, почти 150 миллионов человек, куда ехать отдыхать среднему россиянину? Даже если и в Крым сегодня, но всё равно мало места. Они увидели нормальный комфорт в Беларуси, совсем рядом, плюс еще подлечат. Более того, говорят: у вас атмосфера совсем другая. Я со многими лично общался и разговаривал.

Вовремя привели в порядок санатории — сегодня имеем определенный результат.

Сегодня другой момент наступил — плохо — хорошо, проблемы в Украине, в других местах. С одной стороны гигантская Россия, с другой стороны Запад. Они оценили сегодня эту, почти тысячу километров, Беларусь, с севера на юг, и благодарят уже за это спокойствие, в том числе и «диктатора». Так воспользуйтесь, граждане Беларуси, этим удобным моментом и предложите услуги всем тем, кто уже сегодня приехал. Из Украины… Посмотрите на номера на автомобилях. Сегодня огромное количество украинцев поехало в Беларусь. Ну что вы думаете, это бедные люди поехали? Да нет. Так предложите им услуги. Они же все нуждаются в этих услугах. Заработайте копейку. Пошевелитесь немножко!

Развитие внутреннего рынка, строительство «экономики услуг» должно стать стержнем нашей новой экономической политики на ближайшие годы.

При этом экспорт, естественно, был и остается приоритетом. Мы же не закрываем ни БелАЗ, который вообще на внутренние нужды не работает практически, мы не закрываем ни МТЗ, ни Минский автозавод, все они будут существовать, а они-то ориентированы на экспорт. И это тоже хорошо, было бы совсем плохо, если бы мы ничего не могли продавать на экспорт. Конечно, шевелиться надо. Конечно, конкуренция. Конечно. Но иногда, знаете, сами себя пугаем. Я недавно встречался с руководителем банка из Африки. Исключительно разумный человек. Говорит: я профинансирую поставки, но вы войдите хоть небольшой долей в этот банк. Вошли, купили там несколько акций. Пожалуйста, идите, есть схемы расчетов, торгуйте.

Но после этой встречи я как-то не вижу такого шквала, вала, чтобы мы туда пошли.

Вот и вся, Михаил Владимирович (М. В. Мясникович — Премьер-министр), инициатива нашего директората и министров.

Если быть откровенными, то мы даже несколько запоздали в развитии этого направления. Виною тому психология наших управленцев. Мы часто недооценивали внутренний рынок, имея в виду, что, мол, страна небольшая, люди у нас небогатые и потому наш рынок бедный и бесперспективный. Но в то же время хорошо считали: а вот сколько белорусы вывезли валюты?.. Неорганизованно около 3 миллиардов! А если бы мы эти услуги для нашего народа и эти товары предложили бы этому же народу?

Ведь у нас и товары неплохие. Когда мы выставки организовываем и предлагаем товар, допустим, в Москве, в изысканной и богатой Москве, переборчивой, — час-полтора и ничего нет. Есть же хорошие, неплохие товары. Так вот если бы наши чиновники, прежде всего, силовики, может быть, их жены и любовницы меньше ездили в Литву за покупками, то, наверное, полтора миллиарда мы бы туда не вывезли и 2 миллиарда в Польшу.

Так стоит ли нам бороться за внутренний рынок?

Мы же не считаем еще нашу Украину и нашу Россию, а это 4 с лишним миллиарда, а то и 5, точно, ежегодно. Так давайте оставим эти деньги у себя. Мы же это умеем делать. Мы можем это делать.

Почему сегодня мы не можем сделать так, чтобы наш белорус не скупал доллары, а потратил свои деньги здесь, на наши товары и услуги?

Ведь дело тут не только в наших людях. Банально не хватает доступных кафе, где хорошо и вкусно кормят, кинотеатров и аквапарков мирового уровня, отсутствует современная индустрия развлечений. Думаю, что в том числе и по этим причинам наши граждане бегут в обменники и тратят валюту за рубежом.

Сфера услуг на нашем потребительском рынке практически не развита. Это касается внутреннего туризма, страхования, общественного питания, бытового обслуживания. Во всем мире десятки, а то и сотни миллионов долларов приносят индустрия красоты и здоровья, занятия спортом и туризмом, другие услуги. Это становится уже модным во всем мире — быть спортивным и красивым. Чем же хуже мы?

Почему мы не бежим туда, куда бегут все передовые страны мира? Возьмите тот же Китай, огромный Китай, яблоку негде упасть, а с утра до вечера, особенно пенсионеры, кувыркаются в парках. Все хотят жить, все люди хотят быть красивыми, все хотят быть востребованными. А мы? Выпить как минимум пивка, нога за ногу — на диван.

Сегодня во всем мире продвигается культ потребления. И это дает свои результаты. Покупая товар, получая услугу, ты платишь живые деньги. И не важно, кому — частнику, государственному предприятию. Ведь потом они же к нам и возвращаются в виде высоких зарплат, достойных пенсий и пособий.

В итоге, покупая все больше и больше отечественного, а соответственно и производя больше товаров или предоставляя больше услуг, общество, а значит, и мы с вами становимся богаче.

Надо создавать условия, стимулировать покупательскую активность, и тогда уже не белорусы поедут за рубеж, а сами иностранцы поедут к нам. Так, как это происходит, я говорил, с туризмом, отдыхом и уже с медициной. Рожать уже едут к тому же Косинцу (председатель Витебского облисполкома), даже к Косинцу, я не говорю уже о Ладутько. Про центральные лучшие клиники. И россияне едут, и украинцы, и не только они.

Внутренний рынок — это не только индустрия гостеприимства. По сути, рынок услуг почти безграничен. В него органично могут быть вписаны наукоемкие производства, медицинские, образовательные, транспортные, логистические, информационные услуги.

В последнее время мы самым серьезным образом занялись информатизацией страны. Особо подчеркну: это направление должно стать безусловным приоритетом в деятельности как Правительства в целом, так и каждого ведомства в отдельности.

Мы рассчитываем, что в будущем информатизация не только повысит эффективность управления и прозрачность многих процедур, но и резко расширит внутренний рынок электронных услуг. А это как раз тот сектор экономики, который в современном мире развивается самыми фантастическими темпами.

Масштабная информатизация естественным образом, без всякого административного принуждения приведет к тому, что и компании, зарегистрированные в нашем Парке высоких технологий, в большей степени начнут работать не только на западные фирмы, но и на наш внутренний рынок.

Поручаю Правительству при подготовке программы на будущую пятилетку определить развитие внутреннего рынка товаров и услуг как приоритет и продумать конкретные меры для решения этой стратегической задачи.

Цель одна: никому не отдавать внутренний рынок, а всем необходимым, и товарами, и услугами, самим обеспечить наш народ собственным производством.


О совершенствовании системы управления экономикой

Сегодня очевидно, что действующая директивная система государственного планирования с массой показателей себя исчерпала.

Читаю то, что мне предложили Администрация и Правительство, чтобы вы знали: «Нужен не вал, а нужен результат. Деньги в казне, деньги на счетах, деньги на зарплату — вот главные критерии. Никаких иных быть не должно. С 2014 года должен быть установлен диктат экономической эффективности. Необходимо радикально пересмотреть систему показателей и отчетности, она должна стать абсолютно простой». Ну показатели вряд ли пересмотришь. Как можно изменить такой показатель эффективности, как рентабельность или прибыль? Они как считались, так, наверное, и будут считаться. Что-то получил, затраты отбросил — получил прибыль, потом — чистую прибыль, за вычетом налогов и так далее. Поэтому экономист Кобяков (Глава Администрации Президента) тут что то, я не знаю, что имел в виду? Но не в этом дело. Суть одна. Отчетность должна быть простой. Вот тут я абсолютно солидарен. Потому что у нас та отчетность, которая осталась с советских времен, мало изменилась, а там черт голову сломит. Там академию мало закончить, для того чтобы в этом разобраться.

Вот, семь показателей. Говорят, что это плохо, надо что-то другое, это очень сложные показатели и ненужные. А я думаю: а чем эти семь показателей мешают, ведь мы считали ВВП — и считаем. И будем считать. Потому что весь мир ВВП считает. Так? Так. Что там у нас еще? Производительность труда? А что здесь плохо? Хотя бы для того, чтобы знать, какую зарплату платить. Производительность труда должна быть выше, чем темпы роста зарплаты. Так или нет? Мы сократили эти показатели всего до семи. Объективно их все равно надо будет учитывать. Так какая тут сложность?

Поэтому я себе записал: все существующие показатели важны, но главное, тут я готов согласиться, — это деньги.

Поэтому сразу надо начинать спрашивать: прибыль? Рентабельность — хорошо. А деньги на счетах? А потом уже рыть поглубже: какая себестоимость, ВВП, региональный продукт и так далее…

То есть надо нашу нормальную систему, добавив сюда главное требование по деньгам, эту систему взять и перевернуть, с головы на ноги поставить. Вот и все. Мудрить ничего не надо. А так у меня настороженность: сейчас эти показатели выбросим — и Правительство у нас будет вообще хорошо работать… (И складов не будет, и никакой задолженности дебиторской и кредиторской.)

Поэтому давайте договоримся — систему с головы на ноги переворачиваем и продолжаем идти своим путем.

На этих принципах должна формироваться программа следующей пятилетки, к разработке которой Правительству нужно приступить незамедлительно. Притом будет это Правительство работать или нет, будет этот Президент избран или нет, но над этой программой надо работать. Ну, по крайней мере, Парламент-то останется, хоть что-то предложит новому Президенту, новому Правительству, если нужно. И это задача не только Правительства, а это задача и всего нашего депутатского корпуса, губернаторов и всех тех, кто вместе с ними придет к разработке этой программы.

Одновременно пора отказаться от государственной поддержки как инструмента спасения неэффективных производств.

Преференции должны предоставляться предприятиям на конкурсной основе. И не важно, какой формы это предприятие.

Неэффективные производства должны выводиться из экономики. Главный критерий — государство от своей собственности должно получать прибыль. К пакетам акций государства необходимо подходить как к рыночному активу, добиваясь максимальной доходности.

К предприятиям-банкротам должна применяться управляемая ликвидация. Нельзя тянуть за уши откровенных банкротов, прощать долги, давать новые деньги. Управляемая ликвидация — это значит руководителей и специалистов, доведших до банкротства, если не в тюрьму, то с метлой на улицу. Производственные активы, которые можно использовать, — в экономический оборот. Остальное — на утилизацию. Мы должны заранее знать и прогнозировать, что получим в результате ликвидации. Все здоровое должно быть надлежаще использовано.

Но предупреждаю. Если кто-то под это будет «нырять», чтобы уйти от долгов, ответит головой. Вы знаете, о чем я говорю.

Поручаю Правительству еще раз вернуться к процедурам банкротства: санации и ликвидации. Эти процедуры не должны быть затянуты, цель их проведения — получение максимального результата в возможно короткий срок. От «мертвечины» нужно вовремя избавляться естественным образом. Как говорится, своевременно проводить «санитарную рубку леса». Чтобы заведомо мёртвое не продолжало тянуть средства, которые гораздо нужнее на других направлениях. Ну то, что я и сделал в течение одного часа на Слуцком мясокомбинате.

Нам такие предприятия, которые сырье гноят и еще задумали травить людей, не нужны!

Конкуренция — это главный двигатель экономики и, если хотите, прогресса в целом. Только при условии конкуренции по-настоящему проявляется сила рыночной экономики.

Не частная собственность и не рынок сами по себе, а именно конкуренция делает рыночную экономику успешной и эффективной.

Поэтому создание реальной конкуренции — это одна из фундаментальных задач государства в сфере экономики.

На этом пути у нас стоят три проблемы.

Первая. Требует совершенствования система управления государственной собственностью.

У нас сегодня Правительство склонилось над госпредприятиями и в ручном режиме выполняет функции наблюдательных советов и правлений.

В итоге госпредприятия разучились работать самостоятельно, живут ожиданием указаний и поддержки.

Министерства, по сути, руководят не отраслью, а отдельными предприятиями отрасли, которые принадлежат государству.

При этом в рамках той же отрасли действуют и частники, причем зачастую довольно весомые и эффективные. Нельзя игнорировать также инвесторов, которые примеряют свои силы к отрасли.

А что получается на самом деле? С одной стороны, министерство должно в равной степени заботиться о развитии всех субъектов. С другой стороны, министерство в первую очередь озабочено своими предприятиями.

Более того, создавая новые предприятия, министерство должно отвечать за их работу. А зачем взваливать на себя дополнительную нагрузку? Поэтому сформирован управленческий стереотип в отрасли: конкурентов не пускать — ибо подчиненным предприятиям будет хуже, новые предприятия не создавать — ибо себе проблем добавишь.

Яркий пример тому — так называемое сотрудничество Минпрома с корпорацией «Дженерал Моторс». Телепались несколько лет, пока этот вопрос не попал в поле зрения Президента, тогда зашевелились.

Второе препятствие — монополии.

Они есть во всем мире. Это не абсолютное зло, без них не обойтись, но и воли им давать нельзя.

В международной практике антимонопольная служба — самый грозный орган. Но только не у нас. Минэкономики в этой части вообще не видно, как и во многих других, к сожалению, сферах.

Хотя любые факты повышения цен сверх прогнозного уровня, особенно на потребительские товары, должны быть предметом тщательного анализа и разбирательства для Правительства и облисполкомов.

На практике довели ситуацию до того, что рабочей группе под эгидой Комитета государственного контроля приходится пересматривать нормы и нормативы затрат, относимых на себестоимость коммунальных услуг, оценивать структуру управления ЖКХ, ловить там посредников и так далее.

Я об этом уже не один раз говорил. Прохронометрируйте, дорогие экономисты, как нас учили на экономических факультетах академий и университетов. Прохронометрируйте! Пройдите по всем этапам ЖКХ и подсчитайте, чего стоят вывоз мусора, подача холодной воды, теплой и так далее и тому подобное. И тогда мы увидим реальную цену ЖКХ, тогда мы увидим, что должен платить гражданин Беларуси за конкретную услугу, от электричества до вывоза мусора. Понимаете, о чем речь? И что вы думаете, только первые шаги Комитета госконтроля показывают, что там хламу наворочено, дальше не придумаешь — начиная от завышения цен на вывоз этого мусора до посредников, которых быть не должно. И еще на что я обратил внимание, наверное, Александр Серафимович (А. С. Якобсон — Председатель КГК) этого не заметил — все дохлые, всю дохлятину, что есть в районах и в областях, предприятие какое-то плохое, скидывают в ЖКХ. В ЖКХ перевели, оно там болтается и телепается, конечно, нанося убытки. А куда эти убытки — на ЖКХ. А кто компенсирует эти убытки — государство.

То, что они увидели на первом этапе расследования, это касается и России, и Украины, может быть, и других государств. Наш опыт — они еще к нему обратятся. Мы видим там колоссальные завышения тарифов, которые покрываются бюджетом, потому что население всё равно100 процентов не платит. Из бюджета научились эти средства вытягивать! Ну, а Мясникович разбрасывает триллионы рублей в год на поддержку этого самого ЖКХ и тех услуг, которые они оказывают. Это что, нормально?

Надеюсь очень, что во главе с Премьер-министром та комиссия, которая работает по селу, точно так вытряхнет их из штанов и покажет им, как они работают и куда идут деньги!

То, что сегодня делаем в ЖКХ с Комитетом государственного контроля, должно было сделать Правительство, и более того — местные власти. ЖКХ и сельское хозяйство — это ответственность губернаторов, председателей гор-, райисполкомов, я уже об этом говорил. Каждый получит свое. А это мы сделаем публично, открыто, так, как в свое время обсуждали проблему строительства.

И поэтому этим надо сегодня заниматься предметно. Не ждать, пока Президент создаст очередную комиссию.

Третье препятствие — обман потребителей.

Речь идет о ситуации, когда потребителей привлекают более низкой ценой, продавая товар более низкого качества, чем заявляется.

Продают обувь. Пишут — кожаная. Реально — из кожзаменителя. Никто не запрещает продавать обувь из этого материала. Но тогда так надо и написать. А потребитель пусть решает, устраивают ли его цена и качество. Зачем обманывать его?

Зачастую при переводе информации изготовителя в дополнительных наклейках, ярлыках, стикерах ее искажают. Надписи на парфюмерно-косметической продукции о её чудесных лечебных свойствах не имеют никаких научных обоснований. С потолка взял, написал. Но это же прямой обман!

Фальсификация касается и кондитерской продукции. Бывает так — назовут конфеты шоколадными, что у нас часто бывает. А какао там с гулькин нос — одни наполнители. Так и надо писать. Пусть покупатель знает правду, пусть выбирает, что ему — натуральное покупать или эти же самые наполнители?

Рецепт борьбы известен во всем мире. Товарам, не соответствующим заявленному качеству, — не место на рынке! Этим должен заняться Госстандарт.

Ему следует переориентировать свою работу. Не только сидеть в лабораториях и рвать, топтать, разбивать то, что принесут ему производители, для того чтобы получить заключение, но и идти на эти самые рынки и там смотреть вместе с Минторгом и другими органами, что продается на этом рынке, какого качества. И элементарно — обманывают или не обманывают нашего человека?

Этим нужно заниматься! А не только, как я уже сказал, сидеть в лабораториях.

Вот эти три фундаментальные вещи — ускоренное развитие внутреннего рынка, совершенствование механизмов управления экономикой и всемерное развитие конкуренции — должны стать тремя ориентирами нового экономического курса.

При этом, как я и говорил, мы не отказываемся от традиционных направлений развития экономики.

Как бы тяжело ни было, мы не сидим, сложа руки, а активно продолжаем модернизацию белорусской промышленности.

В этом нет ничего экстраординарного. Если не модернизироваться, то мы просто не сможем уже через пятилетку ничего продать на международных рынках. Мы ничего не поставим на экспорт, а значит — не получим валюты, для того чтобы купить необходимые нефть и газ.

И я уже сказал, что в модернизацию мы вложили уже в этой пятилетке больше, чем в прошлой, в полтора раза — почти двадцать миллиардов долларов!

Это известные проекты модернизации в машиностроении и металлургии, химии и нефтехимии, агропромышленном комплексе и фармации, целлюлозно-бумажной промышленности и деревообработке, производстве строительных материалов, кожевенной и текстильной отраслях.

Сегодня я не буду подробно останавливаться на проблемах и задачах во всех этих сферах деятельности.

Каждой из них уже или были посвящены специальные совещания с участием Главы государства, помните, деревообработка, потребкооперация, строительство, или в скором времени состоятся. Легкая промышленность, жилищно-коммунальное хозяйство, сельское хозяйство… Кроме того, на постоянном контроле у Президента ход модернизации наших гигантов: БМЗ, «Гомельстекло», Светлогорский ЦКК и другие. Ответственны за эти стройки и модернизацию вице-премьеры.

Но на что хочу обратить особое внимание.

Во-первых, недопустимы срывы сроков реализации проектов модернизации. О последствиях таких срывов вы знаете на примере деревообработки.

Во-вторых, недопустимы как бесхозяйственность, так и злоупотребления, особенно воровство. За этим тоже я внимательно слежу. Меры предпринимаются мгновенно. Об этом вам могут рассказать силовики.

В-третьих, и сегодня это выходит на первый план — эффективное использование модернизированных мощностей, завоевание, удержание новых рынков.

Недавно, вы помните, рассматривали на уровне Президента эффективность модернизации пивоваренной промышленности. Ну и что? Вложили 350 млн. долларов в эту отрасль. Хорошие создали предприятия. Поставили нормальное по технологии оборудование. Сырье свое есть, пиво варить умеем, а половина мощностей не задействована! 30 процентов рынка импортного пива! Это что, нормально?! И какая тут нужна еще инициатива для руководителей этих предприятий, которые себе от 17 до 70 млн. рублей установили заработную плату?! И плачутся — приходят за бюджетными деньгами. Мало того, что купили им оборудование, сделали с иголочки предприятия, а сейчас: давай деньги. Еще давай деньги! Зарабатывать надо деньги и рассчитываться!

И решающую роль в провале этих вопросов сыграл человеческий фактор. Когда мы фактически в силу частных, меркантильных интересов теряем то, что могли бы получить. В таких случаях никакой пощады быть не может.

Что касается развития АПК. Я уже сказал, в ближайшее время мы рассмотрим эти вопросы на республиканском совещании, так как мы рассматривали строительство. И Премьер-министр доложит результаты работы группы. Разговор будет принципиальный! И что я могу заранее сказать, предварительно: не надейтесь на прощение долгов, никто никому ничего не спишет! Сразу об этом предупреждаю.

Окончание…